Никита Гусаков: "Мы сотрудничаем с 60% крупнейших российских экспортеров"

Никита Гусаков: "Мы сотрудничаем с 60% крупнейших российских экспортеров"
Фото: ТАСС

Генеральный директор Российского агентства по страхованию экспортных кредитов и инвестиций (АО "ЭКСАР") Никита Гусаков рассказал о самых востребованных продуктах на рынке страхования экспорта, особенностях работы экспортеров из среднего и малого бизнеса и том, как повлиял скандал с "русскими хакерами" на продажи услуг российских IT-компаний за рубежом.

– Какие основные задачи вы ставите перед ЭКСАР? Какие изменения уже произошли в работе с клиентами?

– Сегодня ЭКСАР развивается и совершенствует продукты в контексте поставленных задач президента РФ по удвоению объемов несырьевого неэнергетического экспорта (ННЭ) к 2024 году. Прошлый год для компании был успешным. По предварительным данным, общий объем экспортных контрактов, которые были заключены при поддержке ЭКСАР, составил около $17 млрд. В 2019 году мы ожидаем, что эта сумма вырастет еще примерно на 5-10%.

Кроме того, мы серьезно нацелены на увеличение количества клиентов. Если посмотреть на список крупнейших российских экспортеров, то 60% компаний, которые занимаются ННЭ, уже сотрудничают с ЭКСАР. Сегодня мы работаем с большинством крупных игроков рынка. Задача, которая стоит перед нами сейчас, - расширить количество клиентов, в том числе за счет предприятий МСП.

Одна из ключевых задач РЭЦ - вовлечь в экспортную деятельность максимальное количество заинтересованных предпринимателей. Для этого мы запускаем программы акселерации, обучаем компании малого и среднего бизнеса азам экспортной деятельности. В то же время в ЭКСАР мы работаем с теми, кто уже является активным экспортером. Агентство предлагает широкий перечень продуктов компаниям МСП. Мы стандартизируем страховые продукты специально для МСП, а в 2019 году планируем переходить на электронно-цифровую подпись для оформления полисов, также консультируем дистанционно, что зачастую актуально для компаний из регионов.

– Расскажите об основных трендах на рынке экспорта. Какие продукты востребованы у российского бизнеса?

– Если смотреть на портфель ЭКСАР, то наиболее востребованный продукт - страхование дебиторской задолженности. Клиенту, продающему товары или услуги за рубеж с отсрочкой платежа, мы предлагаем эту отсрочку застраховать.

Это классический продукт кредитного страхования. Агентство берет на себя риски иностранного покупателя. А страхователю-клиенту ЭКСАР не нужно самостоятельно проверять покупателей и держать внутри компании кредитную службу, которая этим занимается. Таким образом, страхователь закрывает риски неплатежа, а также валютного контроля: если валютная выручка не поступила клиенту ЭКСАР вовремя, он защищен от штрафов, поскольку есть страховой полис. Данный страховой продукт востребован у всех наших клиентов: от крупных компаний, у которых сотни покупателей, до малых с одним-двумя покупателями.

Второй по востребованности продукт - страхование кредита покупателя. В этом случае коммерческий банк под нашу страховку дает финансирование покупателю российской продукции как напрямую, так и через местные банки. Например, в Белоруссии или Узбекистане мы чаще работаем через банки, но по крупным проектам также финансируем покупателей напрямую. В рамках этого продукта мы сотрудничаем с широким кругом коммерческих банков - Сбербанком, ВТБ, Газпромбанком, с банками среднего эшелона. Также этот продукт предлагает Росэксимбанк, который входит в группу РЭЦ.

Кроме того, у нас есть программа льготного финансирования, запущенная в 2017 году совместно с Минэкономразвития. Она существовала в течение полутора лет и пользовалась спросом: с ее помощью банки предоставляли конкурентоспособное финансирование как экспортерам, так и покупателям российской продукции. В этом году мы эту программу перезапускаем с Минпромторгом, в феврале вышло новое постановление правительства РФ по льготному финансированию для коммерческих банков. Программа позволит максимально вовлечь российские банки в экспортное финансирование, а экспортерам даст возможность конкурировать на международном рынке не только ценой и качеством, но и финансовым предложением, которое они могут предоставить клиенту.

– Если судить по опыту ЭКСАР, есть ли отличия между российскими экспортерами, работающими в крупных городах России, и региональными компаниями? Насколько различаются условия их развития?

– Прежде всего различия заметны между крупными клиентами и клиентами МСП. У крупного бизнеса есть доступ к большему числу финансовых инструментов, обширнее круг банков, с которыми он работает, и в целом уровень финансовой грамотности выше. Клиент МСП к сложным продуктам зачастую не готов. Если говорить о финансовой поддержке, то у МСП наиболее востребованы страхование отсрочки по контракту и финансирование на исполнение экспортного контракта. Проще говоря, МСП нужна "оборотка". Когда такие компании заключают контракт, у некоторых из них не хватает средств, чтобы его выполнить. Поэтому представители МСП чаще приходят именно за финансированием.

Региональной специфики мы не видим. Понятно, что узнаваемость ЭКСАР в Москве и Санкт-Петербурге выше просто потому, что отсюда идет более интенсивный информационный поток, здесь проходит больше мероприятий, которые объединяют наших клиентов.

С регионами мы взаимодействуем через различные каналы. Это и местные Центры поддержки экспорта (ЦПЭ), и собственные представители РЭЦ, и банки, которые для нас являются одновременно и партнерами, и возможностью доступа к экспортерам. Кроме того, важный канал - это различные отраслевые мероприятия, выставки, форумы.

– Значит ли это, что региональные экспортеры развиваются медленнее, чем столичные?

– В некоторых регионах развитие компаний идет даже активнее, чем в крупных городах. Понятно, что в каждом регионе есть отраслевая специфика, но у нас есть небольшие региональные клиенты с очень диверсифицированным экспортным портфелем.

Например, в Ставрополье у ЭКСАР есть два ярких клиента. Первый - АО "Монокристалл", мировой лидер по производству искусственных сапфиров, которые используют, к примеру, в производстве камер мобильных телефонов, экранов Apple Watch и других высокотехнологичных изделий. С нашей поддержкой они поставляют продукцию на азиатские рынки.

Другой пример успешной на международном рынке региональной компании - АО "Арнест", которое на высоком уровне занимается производством аэрозолей и дезодорантов: внедряет новейшие технологии, работает с крупнейшими международными концернами, продает товар в Европу и Азию.

Так что в регионах точно есть жизнь и успешные предприниматели.

– Расскажите о системе корпоративных программ повышения конкурентоспособности (КППК). Каким показателям должны соответствовать компании, чтобы войти в Единый перечень КППК? На каком этапе сейчас находится работа в этом направлении и какую роль здесь играет РЭЦ?

– Постановление правительства вышло совсем недавно, так что наша задача заключается в максимально оперативной подготовке материалов и презентации концепции КППК широкому кругу компаний. КППК доступны как для крупных федеральных компаний, так и для средних, представленных в регионах.

Фактически, КППК - это соглашение между компанией и государством. Компания берет на себя обязательство по наращиванию производства конкурентоспособной продукции, в том числе экспортной. А государство в свою очередь берет на себя обязательство определенной поддержки компании в форме субсидий и других льгот. По замыслу правительства, КППК должны стать каркасом, на который нанизываются различные виды поддержки. Это даст государству возможность планировать увеличение объемов производства и экспорта. Майские указы президента России поставили задачу увеличить объем промышленного экспорта до $250 млрд к 2024 году. В 2018 году объем ННЭ составил около $150 млрд.

Система КППК должна помочь понять, какими финансовыми мерами можно мотивировать компании к инвестиционной деятельности. Нарастить экспорт на $100 млрд за счет текущего производства, снимая барьеры и повышая эффективность, к сожалению, невозможно. Нужно создавать дополнительные возможности, и уже сейчас мы понимаем, что российские компании готовы включаться в эту программу.

– Насколько серьезной проблемой для наращивания экспорта России стали международные санкции и скандал вокруг "русских хакеров" в США?

– История с "русскими хакерами" помогла нам в важнейшем экспортном направлении - распространении отечественных IT-решений на международный рынок. Говорю серьезно, скандал оказался лучшей рекламой.

За счет государственных программ поддержки в отечественном IT-секторе произошло серьезное импортозамещение именно программного обеспечения, а не "железа". Сейчас наше программное обеспечение находится на очень высоком технологическом и качественном уровне. Мы активно развиваем программу продвижения комплексных IT-решений на экспортные рынки. Например, в конце марта - начале апреля организуем специализированную бизнес-миссию в Узбекистан, где крупные российские интеграторы будут показывать готовые решения по электронному правительству, госуслугам и транспорту.

А если говорить про санкции, то они, конечно, мешают экспорту и привлечению иностранного финансирования, кто бы что ни говорил. Впрочем, к ним можно адаптироваться - в том числе с помощью страховых решений, которые хотя бы отчасти снимают риски.

Источник: ТАСС
поделиться

Популярное в разделе Экономика и бизнес