Глава ИМЭМО РАН: "Примаковские чтения" вошли в ТОП-10 мировых форумов

Глава ИМЭМО РАН: "Примаковские чтения" вошли в ТОП-10 мировых форумов
Фото: ТАСС

Президент Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений им. Е.М. Примакова (ИМЭМО) РАН Александр Дынкин рассказал в специальном интервью ТАСС об открывающемся 10 июня в Москве и уже зарекомендовавшем себя в мире 5-м научно-экспертном форуме "Примаковские чтения", а также ответил на вопросы о самых актуальных проблемах современности.

— Хотелось бы с вами поговорить в первую очередь на тему "Примаковских чтений". Расскажите, пожалуйста, кто из гостей высокого уровня ожидается в этом году на форуме? 

— Это будут 5-е "Примаковские чтения", и в этом году исполняется 90 лет со дня рождения Евгения Максимовича Примакова, поэтому естественно, что мы посвящаем эти чтения его юбилею. Мы ожидаем 89 экспертов из 33 стран. Очень важно то, что у нас будет больше 700 российских участников. С этой точки зрения это уникальная конференция по сравнению с многими другими. Мы ожидаем несколько бывших лидеров государств, таких как Карл Бильдт, Александр Квасьневский, Микулаш Дзуринда из Словакии, будет экс-министр иностранных дел ФРГ Зигмар Габриэль и очень много уважаемых экспертов, профессионалов, директоров. В том числе большие делегации из Индии, Китая.

— Вы упомянули господина Габриэля. В целом представители западных стран охотно участвуют в чтениях, учитывая нынешнюю напряженность в отношениях с Москвой?

— Наша конференция уже заняла свое место в плотном календаре международных встреч. Скажем, по американским рейтингам, она входит в топ-10 мировых конференций. И для сравнения, Мюнхенская конференция на 4-м месте, а мы на 7-м. Уже стало престижно приехать в Москву на эту конференцию, поэтому у нас практически нет отказов.

— Никаких барьеров нет, получается? Скажите, а в чем будет особенность вот этих чтений? Вы уже упомянули юбилей. Может быть, какая-то особенная программа?

— Мы стараемся сформулировать темы по мере, мы их обсуждаем, мы их готовим примерно месяцев шесть и стараемся их посвятить наиболее фундаментальным проблемам современного мира. Скажем, у нас есть первая панель, называется "Вступление западного либерализма и новые столкновения великих держав". Мы это придумали где-то, наверное, в январе, и вот это название, этот тренд, сохраняется и усиливается, если посмотреть на отношения Китая и Японии, если посмотреть на выход американцев из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД). Мы будем обсуждать, что будет после неолиберального социального контракта, какие модификации внутри политической жизни произойдут... Потому что прошедшие выборы в Европарламент не дали ответа на этот вопрос. 

Панель по Ближнему Востоку будет модерировать академик науки, одни из самых сильнейших наших арабистов. Основной вопрос будет в том, как выиграть мир на Ближнем Востоке.

Модератором панели по Европе будет Вольфганг Ишингер, который является председателем Мюнхенской конференции. Мы с ним решили поговорить о том, сможет ли Евросоюз стать новым глобальным игроком. Потому что, как вы знаете, мнения на этот тему очень полярные. Если [президент Франции Эмманюэль] Макрон настаивает на стратегической автономии, то Варшава очень любит стратегические объятия. Честно говоря, не думаю, что стратегическая автономия возможна, но все-таки туда дрейфует Европа.

У нас будет панель по будущему системы ограничений вооружений, ее будет возглавлять заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков, который, с моей точки зрения, является в нашей стране лучшим профессионалом по этой тематике

Замглавы МИД РФ Александр Грушко будет модерировать панель, которая будет обсуждать тему холодной войны. Есть ряд экспертов, которые говорят, что мы живем в ситуации второй холодной войны. Так ли это или не так? И какой выход — эскалация или завершение? Вы видите, такие вопросы непростые и они очень далеки от пропагандистских устремлений. И я в своем вступительном слове хочу сказать, что нам пора говорить не друг о друге, а друг с другом. Не обгонять без конца друг друга, а искать выход.

Я говорю, что если Россия каким-то образом нарушила международное право, то она нарушила монополию Запада на нарушения международного права

Поэтому, на мой взгляд, это будет интересно, конечно, для профессионалов. Мы ожидаем, что на открытии конференции выступят: [помощник президента России Юрий] Ушаков, мы ждем [главу МИД РФ Сергея] Лаврова, [министра финансов Антона] Силуанова...

— Александр Александрович, а будут ли обсуждаться экономические вопросы? Например, такой вопрос на стыке политики и экономики: торговые войны Китая и США?

— Я думаю, безусловно, они пройдут через многие панели, и панель по ситуации в Юго-Восточной Азии, которую будет модерировать академик Анатолий Торкунов, наверное, будет [на этом] сфокусирована. 

— Еще одна из таких наиболее напряженных, наверное, особенно в последнее время, тем. Балканы в очередной раз за последние сто лет становятся "пороховой бочкой Европы". Будут ли какие-то дискуссии на эту тему? Будет ли кто-то из представителей Балканских стран для обсуждения этих вопросов?

— Я не могу помнить весь список, но мы приглашали специалистов из Сербии и Хорватии. Я не уверен, но, может быть, Ишингер коснется этой темы, потому что для европейцев это больная тема, сейчас проблема с албанской мафией и так далее. Возможно.

— А можно ли узнать ваше мнение по поводу ситуации на Балканах, как она развивается? И к чему все это приведет?

— Балканы — всегда Балканы, к сожалению. И мы сегодня еще видим хвосты истории с натовскими бомбежками Югославии. Конечно, ситуация в Черногории достаточно странная, и несменяемость власти такая длительная — никто на это не обращает внимания. Всем нравится, когда Черногория движется в НАТО. Кто ее туда двигает? Как на полях Петербургского международного экономического форума остроумно кто-то сказал на панели [главы "Роснефти"] Игоря Сечина: "Американский сжиженный природный газ на 30% дороже, потому что он несет молекулы свободы". Что-то из этого происходит. Происходит и там. Понимаете, усиленно тянут эти страны в НАТО. И мне кажется, с каждой новой страной НАТО как такая операционная структура становится слабее. Я не знаю, вы можете придумать какую-то общую угрозу для Канады и Литвы?

— Конечно, нет.

— Понимаете, о чем я говорю? Поэтому тут нужно какое-то стратегическое терпение. Мы сейчас не являемся активными игроками на Балканах, к чему очень стремятся американцы. Они наконец-то уговорили хорватов построить терминал сжатого природного газа возле одного из красивейших городов страны — Ровинь. Экология, пейзажи — все это не имеет значения, потому что там удобные коммуникации по всей Европе.  

— Возвращаясь к вопросу выборов в Европарламент и определенного заката либерализма, который сейчас отмечается во всем мире, очевиден рост популизма, рост популярности правых партий... На ваш взгляд, можно ли это назвать тоже одним из сильных ударов по либерализму?

— Это очень важная тема, и я бы не сказал, что все ожидания право-популистских партий исполнились во время этих выборов, но они же родились не на пустом месте. Я об этом много раз писал, что, с моей точки зрения, важное событие — это исчерпание старого социального контракта. Старый социальный контракт был основан на том, что каждое следующее поколение жило лучше предыдущих, дети имели больше возможностей, чем родители. И с кризисом 2008-го года все это сломалось. Кроме того, главным бенефициаром глобализации оказался Китай. Это тоже повлияло на взрыв вот этого правого популизма. И [президент США Дональд] Трамп часто ставит правильные вопросы, но, может быть, дает неправильные ответы. Но эта тема есть, потому что 3-4 года тому назад в журнале The New Yorker я видела такую карикатуру: сцена в шанхайской семье и мать говорит дочери: "Линь, ты опять не доедаешь ужин. Ты что, не знаешь, что дети в Западной Вирджинии голодают?" И это некое отражение того, что произошло. В 2000 году американская экономика была в три раза больше китайской по паритету покупательской способности. Сегодня на 25% меньше. Поэтому, учитывая то, что происходит в этой Трансатлантике, избиратель переключил свои надежды на более правые партии, на правые партии, связанные с изоляционизмом, популизмом. Знаете, мы сегодня говорим "популизм", а не исключаю, что лет через 5 будем говорить, что это мейнстрим. То же самое в Италии.

— А на ваш взгляд, в целом современную политическую жизнь, учитывая появление новых технологий и изменение структуры общества, можно ли мерить вот этими старыми понятиями: либерализм, консерватизм, популизм?

— Это тоже очень правильный вопрос. Опять же, я пришел к панели Игоря Сечина, и у него был один очень удивительный слайд — это была волотильность мировой цены на нефть в зависимости от записей в Twitter Трампа. Представляете?

— Да, это удивительно.

— Поэтому, конечно, эти информационные вещи очень сильно ускоряют, и классическая дипломатия, на мой взгляд, сегодня отступает. Что такое классическая дипломатия? Это долгие переговоры за закрытыми дверями, это поиск компромисса между профессиональными дипломатами, без каких-то сливов в прессу. Сегодня это большая редкость.

— Да, сейчас, как говорят в МИД, "мегафонная" дипломатия...

— Это любимая тема Лаврова, да. Я считаю, "твиттерная" дипломатия. Потом, понимаете, след личности. Вот эта девочка, шведская "зеленая" школьница (16-летняя школьница Грета Тунберг прославилась своимими одиночными пикетами в защиту экологии, журнал Forbes включил девочку в число самых влиятельных людей в мире – прим. ТАСС). Без всяких медиа про нее никто бы не знал. Знали бы в школе, в одном городке. То есть вот такая мультипликация каких-то событий, конечно, сильно влияет на международные отношения. Я хочу сказать, что Совет Безопасности ООН фактически парализован.

— Последний вопрос. Возвращаясь к "Примаковским чтениям", можно ли говорить о том, что год от года наблюдается рост популярности? Или он на каком-то определенном уровне зафиксировался?

— Вы знаете, мы начали всего пять лет тому назад. Если сравнивать с Мюнхенской конференцией, то в феврале была уже 55 конференция. И я благодарен Вольфгангу Ишингеру за то, что он впервые за эти 55 лет предоставил возможность мне провести круглый стол на Мюнхенской конференции, и она вызвала большой интерес. Так что мы на подъеме. Что дальше — не знаю. Но это такая непростая задача, потому что мы это организуем в основном своими силами, мы привлекаем спонсоров. У нас есть постоянные спонсоры, но это требует достаточно больших усилий.

Беседовал Андрей Берец

Источник: ТАСС
поделиться

Популярное в разделе Политика